Ростов-на-Дону, 10 августа 2018.  Для того чтобы увидеть счастье, Светлане Климентовой надо было заглянуть в пропасть. Почти год пролежать в кровати с ветрянкой и дифтерией, съесть ведро лекарств, пройти кучу обследований, а потом прийти в церковь.

«Мне было девятнадцать лет, мама отвела меня на причастие. Я тогда еле ходила, а хотелось окончить педучилище, работать по специальности. Но было не дано. И я сильно расстраивалась, а теперь понимаю, что Господь так управил, чтобы жизнь повернулась к лучшему. После причастия я пошла на поправку, в храме же встретила будущего мужа», – вспоминает матушка Светлана.

С отцом Алексеем (тогда он был просто Алексей Климентов, слесарь на «РостсельмашеІ и студент ДГТУ) они познакомились на венчании друзей – свидетель и свидетельница, классическая история. Конфетно-букетный период длился всего два месяца, и вместо конфет и букетов были выезды на дачу на картошку и чаепития с родителями.

«Алексей так активно взял меня в оборот, что я и понять толком ничего не успела, – мы поженились. И примерно в то же время узнала, что мой молодой муж уволился с работы, бросает институт и становится священником. Конечно, это был шок – родители против, я в недоумении. Но и здесь от нас мало что зависело – так Господь управил», – рассказывает Светлана. 

Решение о служении пришло Алексею само собой. Его друг подрабатывал сторожем в строящемся храме на Западном. Поскольку молодожены (те самые, на свадьбе которых Алексей и познакомился со Светланой) уезжали в свадебное путешествие, друг попросил его подменить. И вот в длинные сторожевые ночи при храме и появились у 19-летнего парня мысли о своем предназначении.

«Самое интересное – что в роду Алексея все, кроме его отца, были церковнослужителями. Прадедушка батюшки – епископ Феофилакт (Владыка Ростовский и Новочеркасский). Но поскольку времена стояли не самые простые, тему эту не поднимали. И только после 1990-х благодаря архивам отец Алексей собрал историю семьи. Мы гордимся этими страницами и воспитываем в этих же православных традициях своих детей», – рассказывает матушка.

В начале девяностых священников в России не хватало, поэтому вопрос с рукоположением решился быстро – пономарь Алексей Климентов сдал экзамен, одновременно начал служить и учиться в духовной семинарии. Семья какое-то время жила в Ростове, но вскоре переехали в Обливскую, затем был приход в Заветном, и последние двадцать лет Климентовы обосновались в селе Сандата Сальского района. Батюшка – настоятель Свято-Георгиевского храма, а матушка – регент хора, в котором пели и поют все их восемнадцать детей. Шестеро кровных и двенадцать приемных.

«Первая дочка родилась у нас еще в Ростове. Это был 1993 год, времена тяжелые, я не знала, чем ее кормить, а как переехали в деревню, стало чуть легче – молоко, яйца. Прихожане отзывчивые, знали, что у нас малыши, старались помочь. После дочки – пятеро сыновей. А потом, было это десять лет назад, взяли трех девочек. Как так получилось, даже не скажу – однажды решили, что сможем, и подали документы. Нам доверили трех сестер, мал мала меньше. Когда старшей было шесть лет, а другим четыре и три, мать их сбежала с любимым мужчиной. Оставила в доме бабушку лежачую, девчонок, и еще был новорожденный мальчик. Его усыновили в Америку. Полгода малыши жили с бабушкой, которая ничем особенно помочь им не могла, а потом органы опеки забрали детей. И передали их нам.

Следующими в дом Климентовых пришли еще три сестры примерно того же возраста, за ними еще четверо малышей и еще двое. Самая младшая – Настя, ей нет и четырех лет, любимица семьи. Настю взяли из дома малютки, когда девочке было восемь месяцев. Все время, пока малышка была в казенном доме, она не выходила из лазарета – болезнь сменялась болезнью. То же самое продолжалось и в первые годы, когда девочку привезли в семью. Только после лечения у иммунолога ситуация выровнялась.

Пока мы разговаривали, Настя висела на шее отца Алексея – перебирала бороду, обнимала, целовала, заглядывала в глаза так, как может смотреть только очень любящий ребенок.

«Она папина дочка, в самые сложные времена, пока болела, он не спускал ее с рук. В то время в нашу семью пришло горе. У третьего сына, Андрея, обнаружили онкологию. Нужна была пересадка костного мозга. Около года я провела с ним в больницах, долго жили в Москве. И, к счастью, выяснилось, что донором для Андрюши может стать Маша, старшая наша девочка. Она окончила Мединститут имени Сеченова, получила зарубежную ординатуру. А в тот момент спасла брата. Маша – наша гордость. Пока мы боролись за Андрея, папа был с детьми, поэтому он для Насти главный человек. Но я этому рада, потому что у нас в семье патриархат» – поясняет матушка.

«Для православной семьи это естественно. Легко приняли такой уклад?»

«В молодости многое принимается трудно, а с возрастом понимаешь, что некоторые ситуации не стоят не то что наших переживаний, даже мыслей. Батюшка сейчас стал гораздо мягче, чем в молодости, я иду на уступки. У нас счастливая семья, это без преувеличения». 

 «Но нельзя сказать, что с приемными детьми легко, – вступает в разговор отец Алексей. – В нашем доме ребята из пяти семей. Это значит пять разных уставов, взглядов на жизнь, традиций. Даже в самых маленьких детях, хотим мы или нет, сохраняется то, что закладывают в них родители. И первый год – для всех нас сложный. Кто-то ворует, кто-то лжет, не умеет дружить. Но потом все проходит, дети становятся другими.  Причина в православном воспитании и в окружении, в котором они растут. Мы живем на селе, до Ростова 250 километров. Надо служить при храме, смотреть за животными, вести дом – у них много обязанностей. К тому же вокруг масса примеров истинно духовных людей. При нашем храме работает художница, которая уже много лет сама бесплатно, во славу Божию, расписывает храм. Дети ей помогают...»

«Потом, у нас нет излишков, дети не избалованные. Нам, конечно, хочется, чтобы они были как все, – у старших есть телефоны, ноутбуки, сейчас без этого нельзя. Но все в пределах необходимости, и каждую крупную покупку мы обсуждаем. Старшие учатся в вузах, летом работают. Первая приемная дочка Нина в этом году тоже будет поступать в Москву, в мединститут. Мы оплачиваем ей репетиторов. И все понимают, что где-то нужно затянуть пояса, потому что образование – это очень важно», – дополняет Светлана.

В прошлом году семья Климентовых стала победителем II Всероссийского конкурса «Семья года». Несмотря на то что живут они небогато, на церемонию награждения в Москву поехали все. Светлана говорит, что решили так для детей. Потому что семья – это команда, как бы банально это ни звучало. И когда командные успехи отмечаются на государственном уровне, у детей есть стимул развиваться дальше.

Хотя главное, что объединяет Климентовых, – это любовь.

Источник