Такое заявление Светлана Драчева сделала, когда Константин Коротков появился в ее кабинете вместе с журналистом.

Врач ЦГБ г. Азова обвинил мужа умершей в больнице пациентки в отравлении собственной жены

Врач Центральной городской больницы Азова обвинил мужа скончавшейся после операции пациентки в отравлении своей жены.

Наталья Короткова поступила в ЦГБ г. Азова в ноябре 2016 года. Операцию 29 ноября провела врач-отоларинголог Светлана Драчева. Спустя сутки Наталья впала в кому. А через месяц молодая женщина, мать 8-летнего ребенка, скончалась, не приходя в сознание. После трагедии по факту смерти молодой женщины было возбуждено уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». 

В ходе следствия провели комплексную судебно-медицинскую экспертизу, которая показала, что Наталья Короткова стала жертвой врачебной ошибки. Однако к тому моменту, когда обвинительное заключение было передано в суд, истек срок давности. Суд принял решение о прекращении уголовного дела по нереабилитирующим основаниям.

Через некоторое время супруг Натальи Коротковой Константин Коротков обратился в суд с гражданским иском против Светланы Драчевой и Центральной городской больницы г. Азова. Он требует компенсацию за смерть своей жены.

Константин посетил больницу 1 апреля для того, чтобы поговорить со Светланой Драчевой. Именно в этот момент она и высказала ему свое обвинение в отравлении жены.

  • Мы пришли и стали беседовать с ней. Журналист спросил, знает ли она меня, человека, который винит ее в смерти своей жены. Она отметила, что ее не интересует мое мнение по поводу этой ситуации, – рассказал Константин.

Врач ЦГБ г. Азова обвинил мужа умершей в больнице пациентки в отравлении собственной жены

После короткого разговора Светлана Григорьевна обвинила мужа своей пациентки в том, что он и сам мог отравить собственную жену. Причем она отметила, что не одинока в своем мнении. Так, мол, считают и ее коллеги. После этого Светлана Григорьевна потребовала покинуть ее кабинет.

Константин вместе с журналистом ушли, а когда спускались в лифте, встретили одного из заместителей главного врача и другого доктора. Те возмутились тем, что в больнице идет съемка. Более того, они были недовольны, что рассматривается только сторона потерпевшего, на что журналист предложил врачу дать интервью. Тот ответил отказом.

- На улице состоялась еще одна встреча – с врачом, который дежурил в реанимации в ту ночь, когда туда перевели Наташу, – рассказал Константин.

Он вспомнил, что тогда его вызвали не сразу. В первую очередь привести пациентку в чувства пытался дежурный травматолог. Но после того, как ему не удалось это сделать, медицинский персонал вызвал реаниматолога. По словам врача, никакие реанимационные мероприятия не помогли. Тогда они вызвали невролога, который после обследования сделал заключение, что рекомендуется провести КТ. Исследование показало решетчатый перелом и пузырек воздуха в головном мозге.

– Не могу понять, как можно было наброситься на человека с такими обвинениями? – задается вопросом Константин. – Я просто ошарашен таким мнением и таким способом защиты.

Источник