Унизительная компенсация: за потерю имущества жителю взорванной многоэтажки в Шахтах заплатили всего 50 тысяч рублей: видео

Пенсионер Александр Кондратьев получил мизерную компенсацию, а его дочь и внучку вовсе исключили из списка пострадавших

Пенсионер Александр Кондратьев после взрыва газа многоэтажки в Шахтах получил мизерную выплату за потерю имущества в своей трехкомнатной квартире. Кроме того, он узнал, что пострадавшим является только он. Е его дочь и внучку, которые жили в этой же квартире, просто вычеркнули из списка пострадавших.

- Абсурдная ситуация – мои родственники, согласно документам чиновников, не пострадали, потому что они не прописаны в квартире, - возмущается Александр Дмитриевич. – Наша квартира находится на 8 этаже, напротив квартиры жилища погибшей семьи Пашутиных. В момент взрыва я, моя дочь Анна и 11-летняя внучка Маша были дома. Спасатели помогали нам выбираться из-под обломков. Взрывной волной в квартире вынесло все двери. К счастью, мы находились в спальне, и не пострадали. Через несколько мгновений после взрыва мы все выбежали на площадку и пришли в ужас. Вместо целого этажа над нами зияло небо. Люди были в шоке. Помню, кто-то из соседей искал свою собаку, а моя внучка звала нашу кошку. Вскоре всех жильцов переместили в пункт временного размещения, в школу № 23. Там и составляли списки пострадавших. Там же нас опрашивали следователи. Мы тогда не стали поселяться в гостинице. Поехали к моей младшей дочери Марине. Все-таки с родными лучше.

Потом были собрания с представителями муниципалитета, на которые Александр Кондратьев ходил вместе с дочерью Анной. Им обещали поддержку и выплаты.

- Мы переселились к папе полгода назад, - рассказывает Анна Андреева. – Я соцработник, ухаживаю за пожилыми людьми. Воспитываю дочь без мужа. Маша учится в пятом классе. Отец после смерти мамы нуждался в уходе. Он шахтер, инвалид 3-й группы. Вот мы и переехали к нему. Но нас с дочерью исключили из списков, потому что мы не прописаны в папиной квартире.

Анна и Маша официально зарегистрированы в квартире того же дома, на улице Хабарова, только в 1-м подъезде. Но все их вещи находились в квартире отца. Через несколько дней после трагедии Анне позволили подняться в квартиру буквально на несколько минут. Она сняла там видео, на котором видно, что все их имущество осталось в пострадавшем жилье. Вывезти оттуда что либо невозможно. В дом больше не пускают. А там - мебель, телевизор, компьютер и другие электро-приборы, одежда, книги, посуда, другие личные вещи. Сразу после взрыва следователи опрашивали их как очевидцев. Получается, что для следствия они там жили, а для чиновников, которые решают, кому получить компенсацию за потерю имущества – нет.

Унизительная компенсация: за потерю имущества жителю взорванной многоэтажки в Шахтах заплатили всего 50 тысяч рублей: видео

- В департаменте труда и социального развития сказали, что только через суд мы можем доказать, что мы были на месте ЧП и нам положены выплаты, - рассказала Анна. – Но почему мы должны что-то доказывать? Моя дочь никогда не забудет случившегося! Мы уже неоднократно были у психолога. Все соседи – свидетели, они легко могут подтвердить, что мы жили в этой квартире!

На коротком видео которое Анна представила редакции заметно, что в квартире много детских вещей, рисунки, игрушки. На столе – косметика. Легко можно сделать вывод, что здесь проживала школьница и ее мама, а не только пенсионер. И представители власти могли бы сделать этот вывод, если бы осмотрели помещение. Но подниматься в квартиру на 8 этаже они посчитали опасным для своей жизни. Холодные сердца чиновников не трогает чужая беда. Власти хотят сэкономить и убирают непрописанных жильцов из списков пострадавших, наплевав на фактические обстоятельства. Штамп в паспорте о прописке важнее потерь и страданий. - Ущерб у нас никто не оценивал. Техническая комиссия была единственный раз, 26 января, поднималась в квартиры до 6 этажа. Выше, сказали, опасно. Папе 28 января выплатили 50 тысяч руб-лей. Как такое может быть?! Он 35 лет отработал в шахте. Состоит на учете в силикозном диспансере. Полный кавалер Шахтерской славы! И это все, что он заслужил в качестве помощи, когда наступила беда?! - возмущается Анна Андреева. – Отец до сих пор не может прийти в себя.

Получается, люди страдают дважды. Чиновники не признают полную потерю имущества, но вы-везти его из аварийного дома жители тоже не могут! В квартире есть уцелевшая техника и ме-бель, но забрать их нельзя – габаритные вещи не протащить в пролетах подъезда – там установлены распорки для укрепления плит (фото). В квартире остались новый холодильник «Шарп», стиральная машинка, сплит-система, мебель… Наши соседи, получили 250 тысяч. Их было прописано пятеро. Они хоть смогут за эти деньги что-то себе из мебели купить. Что мы сможем приобрести на 50 тысяч? Теперь мы через суд должны доказать, что мы жили там в момент ЧП. Это так унизительно!Унизительная компенсация: за потерю имущества жителю взорванной многоэтажки в Шахтах заплатили всего 50 тысяч рублей: видео

Александр Кондратьев и сам ходил на прием к руководителю комитета по управлению имуществом шахтинской городской администрации Андрею Юрьеву. Но ушел шокированный ответом чиновника. Андрей Юрьев посоветовал не претендовать на государственные выплаты и упрекнул хорошей пенсией - «Вы же силикозник (у Александра Дмитриевича тяжелое профессиональное заболевание - силикоз). Получаете хорошую пенсию. Еще купите себе квартиру и обставите ее!».

- 31 января нас с папой вызвали в администрацию на собрание, - поделилась Анна Андреева. – Встреча напоминала судилище! Нам сказали, что не стоит кичиться шахтерским прошлым отца и давить на жалость! Посоветовали обратиться в благотворительный фонд «Шанс». Угрожали, что если мы будем претендовать на выплаты, как проживающие в квартире с отцом, с нас взыщут субсидию за квартиру, в которой мы фактически не проживали. Сказали, что нам не верят, а под-твердить наше место проживания может только сестра, а она лицо заинтересованное!

Как стало известно DonDay, 1 февраля к дому приезжали грузчики, чтобы вывезти некоторую ме-бель. Работа должна была вестись при участии спасателей. Но они тут же были свернуты. Пошла трещина между 8 и 9 этажами. Жильцам сообщили, что на лестничном марше не должно присутствовать больше одного человека. При таких ограничениях ясно, что мебель и габаритную технику достать из квартир невозможно. Получается, что имущество вроде бы и не утеряно, но полу-чить его нельзя.

4 февраля Анна Кондратьева обратилась в следственный комитет города Шахты, с заявлением, что они с дочерью пропали из списков на выплаты. Правоохранители пообещали разобраться в ситуации. На следующий день женщине позвонил руководитель аппарата администрации города Федор Хлебников и сообщил, что если, в попытке доказать свое присутствие в квартире отца Ан-на обратится в суд, ей грозит уголовное дело о мошенничестве с бюджетными средствами.

- Мы живем в каком-то аду! Сначала взрыв, паника. Вроде бы живы, но без вещей, без крыши над головой. А теперь такое давление и угрозы! В чем мы виноваты? – не понимает Анна Андреева.

Источник